17:47 

I'm still standing (c)
А фики же можно постить вне зависимости от дня, да? :shuffle: К тому же в нем есть добрая половина персонажей фильма и он касается многих вопросов. которые тут обсуждались :lol: :lol: :lol:

Совсем другая история


Автор: Liv Niggle
Фандом: Начало
Пейринг: очень легкий Артур/Имс, но можно считать и дженом.
Жанр: pre-series, юмор, романтика, детектив
Краткое содержание: Как говорил Незнайка, «каждому делу учиться надо» :D Возможно, лет пять назад наши извлекатели были совсем не так безупречны, как сейчас. :D
Примечание: Янгон – столица Мьянмы, маленького азиатского государства. До 1989 года это государство называлось Бирма – и многие называют его так до сих пор. Янгон также многим известен по своему предыдущему названию – Рангун.


- Если этот вот Король вдруг проснется, - подтвердил Труляля, - ты сразу же - фьють! - потухнешь, как свечка!
- Ну, нет, - вознегодовала Алиса. - К тому же если это только сон, то кто же тогда вы, хотела бы я знать?
- То же самое, - сказал Труляля.
- Самое, самое, - подтвердил Траляля. (с)


2004 г.

***
Время было глухое, предрассветное, воздух совсем остыл, и все запахи были бледными, как запахи старых вещей.
На обшарпанной площади, в ночном Янгоне, два вора делили деньги, которых пока что у них даже не было.

- Да ладно, брось, - бормотал Марк. От загара лицо у него было смуглым, как у бирманца, и белки глаз поблескивали в темноте. – Мы же договаривались – бабки пополам. Что, скажешь нет, не договаривались?
- Ну почему, - Имс сложил руки на груди и посмотрел на Марка со всей наглостью, на какую был способен в те благословенные времена. – Только это же несправедливо, а? Если хочешь дальше со мной работать, деньги будем делить честно. Я работал в два раза больше тебя – значит, мне две трети денег.
- Смотрите-ка, как он заговорил, - глаза у Марка сузились. – А кто тебя, интересно, научил это делать? Да без меня ты бы еще обчищал туристов на Боро-маркете.
Эту славную страницу своей биографии Имс вспоминал с удовольствием. Несколько лет подряд он каждое утро приходил на Лондонский Боро-маркет – гигантский рынок, одну из визитных карточек современного Лондона – со вкусом выбирал там продукты, болтал с продавцами, а по дороге таскал бумажники у туристов, пришедших туда на экскурсию. Поймали его только через три года – и с тех пор в Лондоне он старался не появляться.
И тогда Марк, его сосед и старый приятель, рассказал ему, что воровать можно не только из карманов.

Марк числился в их дуэте архитектором, но архитектуру нигде не изучал, и спроектированные им сны обычно отличались редкостным отсутствием разнообразия – это были бетонные многоэтажки, как две капли воды похожие на дом, в котором они жили когда-то на южном берегу Темзы.
Сам Имс строить никогда не пытался – он не любил все эти игры с сознанием и заходил в простенькие серые сны Марка, как раньше заходил в лавочку, которую надо обчистить – находил сейф, открывал его и тихо сматывался, стараясь не попасть никому на глаза.

Последнее извлечение они с Марком проводили в Бирме. Наняли их случайно – бирманская левая партия хотела узнать, каковы планы США по поводу их страны. Для этого надо было залезть в голову чиновника американского посольства, который слишком много хвастался тем, что имеет доступ ко всем секретам.
Они провалились с треском.

Почти всю работу сделал Имс – он выслеживал объект, он составлял его расписание, он придумал, как погрузить его в сон, и он, в конечном итоге, и попытался украсть идею.
В этот момент его вышвырнуло из сна.
- Ничего, - утешил его Марк, который был тот еще прохвост. – Скажем этим ребятам, что всё сделали, и что пока нападать на их долбанную Мьянму никто не собирается. А если когда-нибудь нападут – ну так планы у США могли измениться.
Имс старался не думать о том, что с властями США шутки плохи, - очень уж хотелось денег. Они должны были получить их на следующий день после того ночного разговора на площади – но так и не получили ни цента.

***
На рассвете он сел в самолет, идущий в Нью-Йорк.
Этот маленький, будто игрушечный самолетик проделывал рейс «Янгон-Нью-Йорк» раз в неделю. В Янгоне почти не было туристов – да и что им там могло понадобиться? – а те, которые были, чаще всего ехали поездом до Бангкока и улетали уже оттуда. Так было дешевле.
Рейсом С-15 пользовались обычно американские или бирманские бизнесмены.
Скучная публика.

***
- Не хотите воды или сока?
К Имсу наклонился стюард, толкавший перед собой тележку с напитками. Стюард был забавный – тощий и маленький, очень бледный, с каким-то необычным разрезом глаз – будто его бабушка, чистокровная англичанка, согрешила с вьетнамцем.
Работа стюардом в самолете всегда представлялась Имсу самой глубокой карьерной пропастью, в какую может упасть мужчина, поэтому он постарался не захохотать в голос и просто сказал:
- Нет, спасибо.
Стюард скупо улыбнулся и отошел.

Через проход от Имса сидел высокий блондин с каменным лицом настоящего скандинава. Имс сразу посочувствовал ему, как товарищу по несчастью – ростом этот Зигфрид был даже выше него, и в маленьком неудобном кресле сидеть ему тоже было невыносимо.
Рядом с Зигфридом, у окна, сидел низенький бирманец с головой лысой, как коленка, и славным выражением круглого лица.
Вот уж кому удобно летать в таких идиотских креслах.

Давешний стюард подошел и к ним.
- Сэр, простите, что беспокою, - он вежливо наклонился к бирманцу. – Но это кресло у нас не очень хорошо работает. Заедает механизм подъема спинки. Разрешите я покажу, как с ним обращаться.
Он наклонился и с силой нажал кнопку на подлокотнике, не переставая улыбаться, и все было очень мило и вежливо, но тренированный взгляд Имса скользнул вслед за еле заметным движением где-то сбоку, и в следующий момент он увидел, как рука Зигфрида нерешительно тянется к карману бирманского господина, как он запускает туда пальцы, - но бирманец дергает плечом, что-то почувствовав, рука тут же отдергивается, и Имс просто в восторге – он уже много лет не видел настолько идиотской, неудачной, фантастически глупой попытки что-то украсть.
Стюард тем временем закончил возиться с креслом и неслышно удалился в переднюю часть салона, за плотную синюю занавеску – там были сначала туалет для пассажиров почему-то пустующего бизнес-класса, а потом, за еще одной такой же занавеской, уголок стюардов.
Имс мысленно присвистнул – заморыш-стюард, кажется, был со здоровяком заодно. Видимо, этот господин везет в кармане что-то очень уж ценное – если ради этого даже стюарда подкупили. Наверняка есть чем поживиться.
И Имс, недолго думая, пошел за своими неудавшимися коллегами.
Шаги на ковролине получались такие мягкие, просто прелесть, и он задернул за собой штору и замер перед второй.
- И что нам делать? – шипел стюард. Имс узнал его голос – хрипловатый, слишком глубокий для такого задохлика. – Я же его отвлекал, как договорились, тебе и надо было только вытащить эту штуку!
- Я архитектор, а не карманник, - прогудел Зигфрид. – Раз такой умный, сам бы попробовал. Он же сразу дернулся, и что мне было делать?
«М-да, кажется, в Нью-Йорк я все-таки не вернусь без цента в кармане», - довольно подумал Имс.
Стюард задышал глубже, явно готовясь найти достаточно уничижительный ответ, когда Имс решил, что пора выходить на сцену.
- Добрый день, джентльмены, - интимным тоном сказал он, отодвигая вторую штору.- Я тут случайно услышал ваш разговор и готов предложить свои услуги.

***
Посмотрели они на него так, будто он только что сообщил им, что посреди салона приземлилась летающая тарелка.
- Простите? – надменно спросил стюард, и Имса позабавило его желание сделать хорошую мину при плохой игре.
- Да ладно, комедию не ломай, - оживленно начал Имс. – Давайте начистоту. Вам что-то позарез надо вытащить из кармана у нашего восточного друга, но воры из вас, извините меня, как из слона балерина. За скромное вознаграждение я готов вытащить что хотите откуда хотите, и гарантирую, что клиент этого не заметит.
- Ты вор? – презрительно спросил стюард, и Имс мрачно подумал: кто бы говорил. А вслух только рассмеялся:
- В данный момент считайте что я – Черный плащ, который спешит вам на помощь.
- Проблема в том, - подал голос Зигфрид, до этого момента не проронивший ни слова, - что его надо будет не только взять, но и вернуть потом на место.
Стюард врезал напарнику локтем под ребра – судя по тому, как скривился Зигфрид, получилось довольно чувствительно.
- После чего? – тут же поинтересовался Имс.
- Чего надо, - отрезал стюард, и вдруг сказал: - Можешь – сделай, а то только треплешься слишком много.
Имс фыркнул и отправился работать.

- Простите, сэр, - Имс улыбнулся от уха до уха и присел в кресло рядом с бирманцем. – Ваш сосед, кажется, заснул в туалете, устал его ждать. А так хочется с кем-нибудь поболтать, прямо не могу. Не возражаете? – Взгляд бирманца говорил о том, что явно возражает, но остановить Имса было уже невозможно. – Знаете, мой сосед – прямо какая-то снулая рыба. Все время молчит, - он кивнул в сторону дремлющего у соседнего окна француза. – Вы ведь бирманец, да? Удивительная страна. Прямо просто невероятная. Мне так понравилось, вау. А скажите…
- Молодой человек, - на неожиданно хорошем английском сказал бирманец. – С чего вы взяли, что я настроен на беседу?
- О, - Имс сделал обиженное лицо и поднялся. – Простите. В таком случае пойду обратно, ждать, когда ваш сосед наконец освободит помещение.
И он гордо удалился.

- Ну что? – нетерпеливо спросил Зигфрид. Он смотрел на Имса вполне благосклонно – кажется, правда поверил, что Имс поможет им решить все проблемы.
Имс ухмыльнулся и разжал руку.

На ладони у него лежала маленькая золотая пирамидка, очень тонко сделанная, и Имс сразу узнал её – весь последний месяц он постоянно ходил мимо такой же, только гораздо, гораздо больше.
- Шведагон, - тихо сказал стюард. – Так и думал.

Шведагон был главной достопримечательностью Бирмы – огромная золотая пагода, около которой уже тысячи лет молятся буддисты. Неудивительно, что бирманец таскал её модель в кармане.
- Это что, брелок для ключей? – с невинным видом спросил Имс.
Стюард мрачно посмотрел на него и, не поблагодарив, спрятал пирамидку в карман форменного жилета. Имс вдруг подумал, что он на самом деле совсем еще молодой, хоть и такой злыдень. Года двадцать четыре – вряд ли старше самого Имса.
- Спасибо за работу, мистер… эээ… не знаю, как зовут, - но теперь вам точно пора возвращаться к себе. Вопрос денег мы решим потом.
И повернулся к Зигфриду, больше не обращая на Имса никакого внимания.

Зигфрид сосредоточенно посмотрел на напарника и тихо сказал:
- Ну что, уже хоть что-то. Десять минут – это час. Успеем.

Имс, уже протянувший руку, чтобы отдернуть штору, замер.
Десять минут – это час.
Какая знакомая арифметика.
- О, - он снова обернулся, возможности уже разворачивались перед его глазами, как сотня сияющих фейерверков. – Так мы хотим отправить нашего друга поспать?
Он произнес последнее слово с нажимом, наслаждаясь эффектом – и по тому, как они замерли, Имс понял, что не ошибся.
- Архитектор, значит? – мило улыбаясь, спросил он у Зигфрида. – Рад знакомству. Обойдемся без имен.
Зигфрид беспомощно повернулся к стюарду.
- Помалкивай, - процедил тот, хотя Имс заметил, что он побледнел. Извлечение было на грани срыва, еще бы он не волновался.
- Ну уж нет. Я профессионал. Как раз закончил одно дело в Бирме – между прочим, я производил извлечение из мозгов посла США. И очень успешно. Вы сейчас собираетесь входить в сон, так? Возьмите меня с собой.
- Зачем? – спросил Зигфрид и театрально пожал плечами. Стюард стоял рядом, задрав голову и вытянувшись во весь свой небольшой рост, и выражал молчаливую поддержку.
- А вдруг во сне вам тоже понадобится что-нибудь у него украсть? – рассмеялся Имс. - Никто не делает это лучше, чем я, можете мне поверить. К тому же лишние руки и лишние мозги не помешают.
А поскольку сообщники не выразили никакого согласия, Имс перешел на тяжелую артиллерию.
- Ну, нет так нет. Но только тогда я расскажу нашему другу, как по вашему настоянию вытащил у него вот это.
Стюард хлопнул себя по карману, уже, конечно, пустому, и с негодованием уставился на Шведагон, который Имс картинно держал двумя пальцами. – И еще прибавлю, что вы собираетесь обокрасть не только его карманы, но и его мозги.
- Мерзавец, - с негодованием выдал стюард, и это старомодное слово почему-то из его уст казалось невероятно смешным.
- Какой есть, - пожал плечами Имс. – Решайте. Я готов вам помочь, - он сделал паузу и прибавил. – За скромное вознаграждение, конечно.
Стюард закатил глаза.

***
Имс еще никогда не бывал во сне ни с кем, кроме Марка, и теперь ему любопытно было попробовать, как это будет выглядеть с кем-то еще.
- Так кто это такой и зачем нам залезать в его голову? – Имс удобно устроился, привалившись к полке с посудой.
Стюард прикрыл глаза, видимо, смиряясь с неизбежным, и повернулся к Зигфриду.
- Иди обратно, а то тебя слишком долго нет.
- А если босс меня спросит, что это за хмырь к нам привязался? – тоже сдаваясь, рассеянно спросил Зигфрид. В данный момент он больше всего походил на какого-нибудь туповато-безобидного финна из анекдотов.
- Босс велел на подготовительной стадии делать все, что считаем нужным. Ты что, не видишь, что этот не отвяжется? – он кивнул в сторону Имса так, словно тот был мебелью.
Зигфрид кивнул и ушел.
- А что, ваш босс тоже в самолете? – поинтересовался Имс.
Стюард резко обернулся к нему.
- Еще один вопрос, - пробормотал он сквозь зубы, - И я тебе врежу.
И почему-то, несмотря на то, что тот был ниже него на полголовы и уж точно куда слабее, Имс подумал, что ведь и правда врежет, и примирительно поднял руки.
- Не кипятись. Рассказывай.
Рассказывать такие вещи в столь ненадежном месте было слишком… хм… ненадежно, но Имс знал, что если кто-то будет подходить, он услышит, и никакой ковролин ему в этом не помешает.

Стюард вздохнул и присел на какой-то ящик.
- Его зовут Аун Иравади.
Имс слушал его и разглядывал - он чувствовал, что парню не по себе от его беспардонного взгляда и потому смотрел еще пристальнее. У стюарда была очень тонкая кожа, бледные губы и живые глаза, совсем темные, странного восточного разреза.
«Да и вообще он какой-то странный», - подытожил Имс, сосредотачиваясь, наконец, на рассказе.

- Бирма – страна набожных людей. Здесь каждый мужчина, кем бы он ни был – крестьянином или директором завода – должен хоть раз в жизни побыть монахом. Аун Иравади тоже им был, почти десять лет. А когда вышел из монастыря, занялся бизнесом. Торговля никелем. И очень преуспел. А теперь скажи, как ты думаешь – сколько ему лет?
Имс вспомнил круглое гладкое лицо бирманца и протянул:
- Нуууу… Сорок? Сорок пять?
- Шестьдесят три, - Стюард помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил. – Он часто бывает в Америке по делам. Несколько месяцев назад он сидел в баре с одним своим американским партнером по бизнесу, и вроде бы в шутку сказал, что, пока жил в монастыре, узнал один секрет. И теперь благодаря ему он стареет очень медленно и надеется дожить до двухсот. Партнер подумал, что это просто пьяный треп, но на всякий случай навел справки. Оказалось, что Ауну Иравади, как я уже сказал, шестьдесят три.
- И он решил нанять извлекателей, чтобы украсть у него секрет и тоже дожить до того момента, когда можно будет телепортироваться и получать по Интернету прямо вот реальный секс.
Угол губ у стюарда чуть дрогнул.
- Примерно так. Мы месяц сидели в Бирме, но так и не смогли проникнуть в его разум. Как будто что-то не пропускает. Сначала мы думали, что это он сам, но потом поняли, что это просто такое место. Мы не смогли проникнуть в сознание никого в этой стране. А в Америке за Ауном везде ходит охрана. И мы решили, что единственное место, где можно попробовать – самолет. Приплатили стюарду, чтоб отказался от поездки, все шло нормально, но пока мы за ним следили по дороге в аэропорт, увидели, что он взял с собой какой-то предмет и часто притрагивается к нему в кармане. Это наверняка какой-то буддистский амулет или вроде того, и мы решили не рисковать.
- И велели Зигфриду его стырить.
- Кому? – стюард нахмурился, потом понял. – А. Нет. Вообще его зовут не так.
- А как?
- Какая разница? Пусть будет Зигфрид. Но, в общем, как ты видел, у него ничего не вышло.
- У меня только один вопрос. Как вы собираетесь подключиться к машине и подключить клиента так, чтобы этого не заметил ни он, ни оставшиеся двадцать человек в самолете?
- Это мы продумали заранее. И, кстати, как раз пора начинать. Иди, - стюард поднялся и полез в какой-то шкаф – Тебя тоже слишком долго нет.
- Ничего, - успокоил его Имс.- Если меня спросят, где я так долго был – скажу, что занимался в туалете безумным сексом со стюардессой.
На секунду Имсу показалось, что парня сейчас хватит удар, но, кажется, обошлось.

***
Он просидел минут десять, задумчиво глядя в спинку кресла перед собой, пока наконец не появился стюард.
Он встал в начале прохода между креслами, держа в руке поднос.
- Господа, - звонким голосом начал он и даже – прямо чудо какое-то – улыбнулся. – Минуточку внимания. У нашей авиакомпании появился новый спонсор – виски «Уильям Лоусон». Обычно мы не имеем привычки рекламировать своих спонсоров, но в этот раз представители компании попросили сделать исключение и предложить пассажирам их новый виски. Это ограниченная линия, и мы решили не лишать наших гостей возможности его попробовать. Пожалуйста.
И он начал обносить всех красивыми стеклянными стаканами со щедрой порцией виски.
Имс оглядел пассажиров. Вокруг него сидели одни мужчины в деловых костюмах – ну правильно, а кому еще может понадобиться этот рейс? Да, тогда придумано неплохо – если бы в самолете были женщины, дети, старики, половина отказалась бы. Сейчас выпили все, кого он мог разглядеть со своего места.
Свой стакан Имс покрутил в руке и отставил.
- Не пьете? – с надеждой спросил его молчавший до этого момента сосед слева.
- Пью, просто я лучше перед посадкой, у меня всегда в это время прямо сердце в пятки проваливается, - соврал Имс. Второй порции снотворного парню будет многовато – как бы копыта не откинул.

Через несколько минут самолет погрузился в неестественную тишину.
- А им не покажется странным, - спросил Имс, поднимаясь, - что они все одновременно вырубились?
- Не покажется, - отсутствующим голосом сказал стюард, собирая пустые стаканы. – Решат, что их разморило от такой дозы алкоголя. Все проснутся одновременно, поэтому никто не поймет, что спали остальные.
Зигфрид поднялся со своего места, глядя через плечо.
- Босс, - кивнул он, отступая.
Имс обернулся.

Человек, на которого смотрел Зигфрид, поднялся со своего места, и Имс понял, почему не видел его до этого: тот сидел ровно перед ним.
Босс был невысокий, со светлой щетиной, и лицо у него было из тех, что обычно бывают ангельски хороши в шестнадцать и совершенно неинтересны в тридцать.
Ему и было как раз около тридцати.
- Молодцы, - похвалил он, приподнимая брови. – А то когда вы оголтело носились по самолету, пытаясь стащить амулет Ауна, я уж подумал, что всё безнадежно.
Зигфрид и стюард потупились.
- Кстати, наконец я могу спросить, - он медленно перевел взгляд на Имса и состроил что-то вроде улыбки, только очень кислой. – Что это за клоун и какого черта он не спит?
- Это не клоун, - со вздохом ответил стюард. – Это карманник, который подслушал наш разговор, вперся без приглашения, шантажировал нас, заставил пообещать ему денег, стащил у Ауна Шведагон, снова шантажировал нас и настоял на том, чтобы пойти в сон.
- Какая богатая биография, - пробормотал босс. – Ладно, куда его девать. Не пристрелить же, - и Имс подумал, что у всех здесь отвратительная манера говорить о нем так, будто его здесь нет.
Ничего, он это исправит.

Босс сел на место Зигфрида, рядом со спящим Иравади, Артур сел на свободное кресло неподалеку, и Имс, подумав, устроился рядом с ним.
- А ты не пойдешь? – спросил он у Зигфрида, который сосредоточенно возился с аппаратом, разложенным на полу.
- Нет, - ответил он, не поднимая своей белобрысой шевелюры. – Я буду следить здесь. Берите провода.
Имс взял свой и, поморщившись, воткнул в руку иглу. Потом покосился на стюарда – тот чуть закатал рукав, вены у него на запястье были тонкие, голубые, просвечивающие под кожей.
- Спокойной ночи, - сказал Имс.
Никто не ответил, и Зигфрид нажал на кнопку.

***
Еще до того, как открыть глаза, Имс услышал назойливый стрекот цикад и горячий запах летнего сада, зелени и нагретой солнцем земли.
В снах Макса никогда не было запахов.
Когда Имс открыл глаза, он увидел, что стоит на чистой садовой дорожке перед маленьким домом. Дом был хорошенький, как пряничная избушка, вокруг был сад и пара каких-то строений поменьше, а невдалеке начинался неприятно темный лес.
Да уж. Веселая сказочка.
Он обернулся. Рядом стояли стюард и босс.
- А где объект? – спросил он.
Те двое только пожали плечами, лица у них был напряженные, и наконец босс ответил.
- В доме, наверное. Меня не это беспокоит.
- А что?
Но тот уже шагал к дому.
Имс уже не надеялся, что на его вопрос ответят, когда стюард подал голос.
- Хорошего архитектора найти трудно. Наш по крайней мере надежный, но те места, которые он проектирует, всегда получаются похожими на какую-то военную базу. Мы уже привыкли.
- Это не похоже на военную базу, - медленно произнес Имс.
- Именно.
Внутри дом был такой же, как снаружи, – аккуратный, чистенький, с кучей безделушек на полках, он больше всего напоминал декорацию для фильма о тихой старушке с пятью комнатными болонками.
Впрочем, никакой старушки там не было.
Ауна не было тоже.
Никого другого тоже не было, и Имс наконец понял, что его беспокоит.
- Чей это сон? – спросил он. – Сознание Ауна, но чей сон?
- Мой, - ответил стюард.
- Не хочу тебя разочаровывать, дружище, но подсознание у тебя, как у трупа.
- В каком смысле? – холодно спросил тот.
- Ты хоть раз в жизни видел сознание без проекций? – спросил он, и до них наконец дошло.
- О, черт, - пробормотал босс.
- Тут что-то не то. По всем статьям, - нервно пробормотал стюард, оглядываясь по сторонам. – Кобб, надо уходить. Сейчас.
Ага, у босса появилось имя.
- Нет, - покачал головой Кобб. При таком освещении глаза у него выглядели совсем прозрачными, будто вода. - Нам нужна репутация. А если мы сейчас провалимся, хороших заказов в ближайшее время можно не ждать. К тому же клиент заплатил аванс, - он задумчиво повертел в руке фарфорового пуделя, стоявшего на каминной полке. – Значит, так. Мы можем узнать информацию двумя способами. Либо найти объект и заставить его привести нас к сейфу, либо найти сейф самим. Все равно этот сон наполняет сознание Иравади, - хотя непонятно, где он сам, - и если у него есть важный секрет, этот секрет уже попал в сейф. Времени у нас немного, так что надо разделиться и искать клиента и сейф одновременно.
- Беру на себя сейф, - быстро сказал Имс. Он старался поменьше взаимодействовать с другими сознаниями во сне, и тем более никогда не пробовал сам манипулировать клиентом. Сознание – это как банковская ячейка, которую надо вскрыть. Ничего больше.
- Я за ним прослежу, - быстро сказал стюард.
- Это зачем еще?
- А где гарантии, - жестко спросил тот, - Что, найдя сейф, ты не скроешься вместе с его содержимым?
- Это как же, позволь спросить?
- Когда мы проснемся, скажешь, что ничего не нашел, а потом отыщешь нашего клиента и перепродашь ему информацию.
- У тебя криминальный ум, - цокнул языком Имс.
- У меня криминальная жизнь, - отрезал стюард.
- Идите. Я за Ауном. Думаю, он в одном из тех домиков в саду, - Кобб кивнул и, сунув руки в карманы, быстро пошел к дверям.

Дом был небольшой, и через двадцать минут они уже обыскали каждый закоулок.
- Если мы проснулись перед этим домом, сейф должен быть где-то здесь, - пробормотал стюард, ощупывая картинные рамы.
- Пошли посмотрим на террасе.
- Никто не держит сейф на террасе.
- А вот моя бабушка держала.
Стюард приподнял брови и пошел за ним.

На террасе было очень тепло, солнечные отблески прыгали по половицам, какое-то дерево хлопало листьями на ветру, и Имс подумал, что никогда еще не видел настолько реального сна.

Сейфа они не нашли и здесь.
- Эй, - сказал Имс, когда стюард, стряхивая с рубашки пыль, выбрался из-под стола.
- Ну? – аккуратно сняв с воротника длинный клок паутины, буркнул он.
- Как тебя зовут? – спросил Имс.
Парень чуть приоткрыл рот, собираясь ответить в том смысле, что это не его, случайного воришки, собачье дело, потом подумал и все-таки сказал.
- Роджер.
- Черта с два, - рассмеялся Имс.
- Почему? – обиделся тот.
- Ты не похож на Роджера. Тебе это имя не идет. – Он остановился и посмотрел на него в упор. – Слушай, я никому не скажу. Я у тебя в голове. Это фактически можно назвать… эээ… интимным контактом. Как тебя зовут?
Тот посмотрел на него, и у Имса что-то екнуло внутри, как от приближающейся опасности или стакана виски на голодный желудок.
- Артур, - наконец сказал стюард и протянул руку.
Имс сжал её своей.
- Да, это куда больше похоже на правду. Я Имс.
- Это имя или фамилия?
- Фамилия. А имя мне не нравится, меня им никто не называет уже лет пятнадцать. Имс подходит куда больше. Привет, Артур.
Артур не ответил, но снова углы губ у него чуть смягчились.
- Пошли, - сказал он. - Опаздываем.
Имс выпустил его ладонь и вернулся в гостиную.

Они уже собирались идти помогать Коббу искать объекта, когда Артур замер посреди комнаты, тронув Имса за рукав.
- Стой, - тихо сказал он. – Тебе не кажется, что этого столика тут раньше не было?
Имс уставился на зеркальное трюмо, стоящее у дальней стены.
- Не помню, - наконец сказал он.
Он опустился на колени перед трюмо и раскрыл дверцы.
И за ними был сейф.
- Черт знает что, - пробормотал Артур, и Имс был с ним полностью согласен.

Сейф был старомодный, запертый на ключ, и следующие десять минут Имс провел, пытаясь подобрать к нему правильную отмычку. Артур стоял у него за спиной, следя за дверьми и окнами.
Они уже почти расслабились, когда откуда-то из сада раздался громкий звук бьющегося стекла.
Артур вздрогнул, сильно, как животное.
- Там Кобб. Надо проверить, вдруг у него… Справишься?
- Конечно, - снова поворачиваясь к сейфу, ответил Имс. – Иди.

Отмычки к сейфам и ключи были единственными вещами, которые Имс умел создавать во сне. И сейчас он положил перед собой еще одну связку отмычек, отбросив старую в угол.
Связка была большой, Имс методично пробовал каждую.
Это кропотливая работа, для рук, а не для головы, поэтому он, как обычно, думает о ерунде. Хорошо бы этих двоих не грохнули. Он еще никогда не видел, как умирают во сне, и ему не хотелось начинать с них.
Ну и, конечно, чтоб его самого не пристрелили – тоже было бы неплохо.
«А еще неплохо бы было, - отстраненно подумал он, осторожно вставляя в замок новую отмычку, - если бы во сне можно было превращаться в кого-нибудь другого. Например, в шикарную брюнетку с пятым размером. Никто бы не посмел выстрелить в такую телку. Или превращаться в кота, чтоб убегать через окна. Но тогда, правда, добычу уносить неудобно».
Ключ вдруг щелкнул, Имс, затаив дыхание, попытался провернуть его в замке, и тот поддался.
Дверца открылась с нарочитым, театральным скрипом.
Внутри лежала толстая пачка бумаг, мелко исписанных иероглифами. Ничего, разберут как-нибудь.
А неплохо он утер всем нос.
Он спрятал бумаги во внутренний карман пиджака и выпрямился.
Следующий момент Имс потом долго вспоминал как один из самых жутких в своей жизни.

Когда он поднимался, взгляд его упал на зеркальную дверцу трюмо.
Из зеркала на него смотрела брюнетка с огромной грудью, одетая в какое-то невероятно пошлое обтягивающее платье.
Брюнетка была похожа на Сальму Хайек, но Имса это совершенно не успокоило. Он в панике схватился за свое лицо, но там по-прежнему была знакомая жесткая щетина.
В зеркале красотка коснулась наманикюренными пальцами гладкой щеки.
- Да ладно, - громко, только чуть вздрогнувшим голосом произнес Имс. – Я же просто так про это подумал. Так не бывает.
- Мы же во сне, Ричард, - сказал Аун Иравади, заходя в комнату и с благожелательным видом прислоняясь к дверному косяку. – Не бойся мыслить масштабнее.
И, прежде чем Имс успел спросить, откуда он вообще узнал его имя, Иравади сказал:
- Хочешь поглядеть, что на следующем уровне сна?
- Сон во сне – это сказки, - пробормотал Имс, продолжая держаться за щеку. Ощущение привычной щетины его успокаивало, и все равно уже никакие бирманцы не могли напугать его сильнее, чем Сальма Хайек в зеркале.
- Ну конечно, - закатил глаза Аун, и тут до Имса наконец дошло, что с самого начала показалось ему таким странным в его лице – оно было слишком подвижным для азиата. Бирманцы обычно невозмутимы, как дерево. – Что, неужели не интересно?
- Нет, спасибо. Во-первых, мне плевать, что на этом долбанном уровне. Будь он хоть весь позолоченный. Во-вторых, для этого же нужно оборудование, а что-то я не вижу здесь машины сна.
- Оборудование, - передразнил Иравади. – Только американцы могут думать, что нужны идиотские чемоданчики, чтобы войти в сон. Скоро вы поверите, что сюда можно попасть по айфону.
Поскольку Имс молчал, тот продолжил.
- Люди делали это веками и до вас. Можно войти в чей угодно сон, если уметь. Или позвать кого угодно в свой.
- Да мне все равно.
- Ты скучный тип. Скажи, Ричард, что в снах лучше всего?
- Что можно быстро слинять и никто не поймает, - огрызнулся Имс. Ему уже начал надоедать этот метафизический бред в стиле разговора Умы Турман с белобровым старым сэнсеем.
- Нет, - Аун покачал головой так, будто принял ответ совершенно всерьез. – Лучше всего то, что воображение безгранично.
И он схватил Имса за руку.

В лицо ему ударила волна. В самом буквальном смысле – он помнил это ощущение из детства, когда купался на море в шторм и один раз не успел оказаться на гребне до того, как волна начала падать.
Но когда он пришел в себя, никакой воды вокруг не было. Только поле с какими-то худосочными колосьями, а над ним – темное предгрозовое небо. В воздухе пахло озоном и приближающейся ночью. Он не успел даже оглядеться, когда поле пропало, и он уже сидел на маленькой кухне, а перед ним стояло замызганное зеркало на пластиковой подставке.
Из зеркала на него почему-то смотрел Ринго Старр.
Имс бы рассмеялся, но ему совершенно не было смешно, внутри все дрожало, будто он под кокаином.
- Можно быть кем угодно, - сказала Клаудия Шиффер, сидящая напротив – хотя, конечно, никакая это была не Клаудия. Она нагнулась к нему – грудь эффектно легла на столешницу – и доверительным тоном сообщила: - Я могу превратиться в английскую королеву.
- Не надо, - слабо сказал Имс и прикрыл глаза.
Когда он открыл их следующий раз, он стоял на каком-то плоскогорье, и почему-то подумал, что это Боливия. Мысль была диковатой.
- Сознание – это не банковская ячейка, - наставительно сказали у него за плечом. Он обернулся, но решительно никого не увидел. – Это пространство безграничного воображения. Все, что только может произойти на свете, уже находится у тебя в голове. Или у меня. Кстати, забавно, что, например, в голове кошки есть все, что может произойти с кошками. Любопытное зрелище, скажу я тебе.
К тому времени, как плоскогорье превратилось в бар с дико орущей музыкой, до Имса наконец начало доходить.
- Вы что, с самого начала знали, что мы собираемся сделать? – тупо спросил он у лежащего на столе меню. У меню было человеческое, вполне трехмерное лицо, аккуратно выступающее из картона.
- О, более чем, - сказало меню и, как будто это было самое естественное продолжение разговора, спросило: - У тебя есть тотем?
- Я и так отличаю реальность от идиотского сна с говорящим меню, - огрызнулся он, сжимая в карманах руки, чтобы не тряслись.
Меню исчезло, бар тоже, и теперь Имс сидел на заледеневшей скамейке у края катка. Вокруг была зима и ночь, и только бледно-желтые фонари слабо взрезали темноту.
- Точно? – спросил у него мальчик лет пяти, проносясь мимо на коньках, и подпрыгнул, как долбанный Джонни Вейр. – Тогда как ты здесь оказался?
В следующей прыжке было шесть оборотов, и Имс решил, что так не может даже Джонни Вейр.
- Вы сами меня сюда притащили.
- А там, где ты был до этого?
- В доме? Мы вошли в ваш сон. Из самолета.
- Ну и тогда основной вопрос, - мальчик, слава богу, прекратил крутиться, как безумный, и подъехал к скамейке. – Как ты оказался в самолете?
- Я… - уверенно начал Имс и испуганно замолчал.
- Кажется, кто-то говорил, что тотем ему не нужен, - сказал мальчик. У него были огромные желтоватые глаза, как у совы, и Имсу на секунду показалось, что в неё он сейчас и превратится.
Но нет, вместо этого мальчик превратился в Ауна Иравади собственной персоной и присел рядом, на замерзшую скамейку.
Аун был в толстом зеленом пуховике, а посмотрев на себя, Имс увидел, что на нем хоккейная форма, причем почему-то канадская.
- Тотем – неплохая штука. Работает не всегда, но лучше, чем ничего. Хочешь – оставь себе Шведагон.
Имс сунул руку в карман (который почему-то был нашит прямо но форму) и вытащил оттуда золотую пирамидку.
- Я как-то странно буду смотреться с буддистским амулетом, - мрачно сказал Имс. Над катком было ночное небо с огромными звездами, в воздухе пахло льдом и все это выглядело до жути реальным.
- А так?
Вес предмета на его ладони изменился, Имс опустил глаза и вместо пирамиды увидел покерную фишку со странным знаком посередине. Фишка удобно лежала на ладони, и почему-то от её присутствия Имсу стало почти спокойно.
- Так получше.
Воздух вокруг будто сжался, и Имс решил уже, что просыпается, но вместо этого увидел серо-желтый рассветный город, и сердце у него глухо ударило в ребра, когда он понял, что это Лондон.
- У вас есть хорошая история, - сказал Аун, стоя рядом, и он таки превратился в королеву, урод. – Почти буддистская. Девочка Алиса попадает в сон и видит там спящего Черного Короля. Она считает, что он снится ей, но на самом деле, возможно, все наоборот. Хочешь, загадаю тебе загадку, Ричард, а?
Он помолчал – явно для театрального эффекта – и Имс уже устал ждать, когда Иравади спросил:
- Кто из нас кому снится?
- Теоретически это сон Артура.
- Бред. Это просто слова, которые вы придумали. На самом деле все просто – кто-то из нас кому-то снится. Кто кому?
- Не знаю. Может, скажете лучше, зачем вы придумали весь этот… - он махнул в сторону города, – весь этот бред?
- Ну, - протянул Аун, глядя, как край Лондонского моста начинает розоветь, наливаться персиковой рассветной краской. - Будда велит способствовать благоукрашению мира. Мне просто было интересно, можно ли благоукрасить тебя.
Имс молчал. Солнце уже запрыгало по темной воде Темзы, быстро, как в мультфильмах – и все же это был настоящий Лондон, точно такой же, каким он его помнил.
Солнце уже приподнялось над краем домов, когда Аун снова заговорил.
- А вообще это я наврал. Просто до Нью-Йорка очень скучно лететь.
И он хлопнул в ладоши.

***
Когда Имс проснулся, перед ним была белая стена салона самолета. Справа от него Артур медленно открывал глаза.
Имс бессмысленно уставился на его ладони – видно было, что у Артура затекли руки, он тер пальцы друг о друга, чуть встряхивал ими, и Имс думал: это не может не быть настоящим, никак не может.

***
Когда они снова собрались в крошечном уголке стюардов, Кобб заговорил первый.
- У меня хорошая новость. Я нашел сейф.
- И где же он был? – поинтересовался Имс.
- В пристройке, прямо за дверью. Вот, - он достал из кармана пачку листов.
- Странно, - нахмурился Артур. – Я тоже его нашел. Когда пошел искать тебя. Только он был не в пристройке, а в беседке, под скамейкой.
Имс, не сказав ни слова, вытянул из кармана свою стопку бумаги.
Он совершенно не удивился, когда внутри всех трех пачек оказались пустые белые листы.

Сначала он не собирался ничего рассказывать, но теперь, глядя на ворох белой бумаги у них в руках, на напряженную шею Артура, на хмурый прищур Кобба, не смог удержаться.
- Я встретил там Ауна. Он мне сказал, что это всё – сон. И самолет – тоже.
- Бред, - фыркнул Артур. – Лично я настоящий.
- Аналогично, - буркнул Кобб, продолжая бесцельно ворошить бумагу. – Как так вообще получилось? Теперь мы не можем пробовать по второму разу.
- То есть это провал? – Имс вопросительно приподнял брови.
Судя по лицам Артура и Кобба, можно было и не спрашивать.

Возвращаясь на место, Имс посмотрел на Иравади. Тот благодушно дремал у окна, потом приподнял руку и позвал Артура.
- Молодой человек, - сказал он с довольной улыбкой. – А можно мне еще этого прекрасного напитка?

***
В аэропорту Кеннеди, посреди толпы спешащих на свои рейсы пассажиров, они расстались. Имс надеялся, что Кобб позовет его с собой, - но тот не позвал.
Наверное, он их и так успел достать.

- Куда вы теперь? – весело спросил Имс, старательно не показывая разочарования.
- Объяснять нашему клиенту, почему секрет молодости ему не светит, - с ядовитой улыбкой ответил Кобб. Артур фыркнул, и Имс понял, что от провала они отойдут быстро. – А там посмотрим.
Зигфрид на прощание улыбнулся ему медленной, величественной улыбкой, и протянул руку.
- Спасибо за помощь, - внятно произнес он. Рука у него была твердая, как доска.
- Денег никаких дать не можем, у нас их у самих нет, - продолжил Кобб, кивая и уже начиная искать глазами выход, – но все равно спасибо.
Артур сухо кивнул, и Имс решил, что ничего другого от него и ждать не стоило.
- До свидания, - сказал ему Имс. – Рад был встрече.
Артур, уже сменивший униформу стюарда на брюки и кожаную куртку, спокойно пожал руку Имса, пристально глядя ему в глаза, словно пытаясь поймать на каком-то обмане, - и вдруг улыбнулся.
Эта улыбка будто заново перерисовала его лицо, перекроила его, у глаз и губ Артура кожа собралась тонкими складками, и Имс молча смотрел, почему-то не находя сил улыбнуться в ответ.
- До свидания, мистер Имс, - сказал Артур и вдруг свободной рукой легко ударил Имса в плечо. – До встречи во сне.

Имс ожидал, что он тут же уберет руку с его плеча, но нет, он все бьет и бьет, равномерно, несильно, и Имс открывает глаза.
- Эй, - говорит ему Марк, от загара лицо у него смуглое, как у бирманца, и белки глаз поблескивают в темноте. – Эй, чувак, прием.

Имс дотронулся рукой до лба, потянул воротник рубашки и огляделся. Ночной Янгон был прохладным и строгим, никого не было на улице, и только косой луч света, идущий непонятно откуда, падал на фонтан из мелкого зернистого камня.
- Я что, спал? – отсутствующим голосом спросил он.
- Нет, конечно, - удивился Марк. – Прикрыл глаза на пару секунд, я думал, может у тебя башка заболела, перегрелся днем.
- Подожди, нет, - он помотал головой и потер висок. – Я же должен был сесть на самолет в Нью-Йорк.
- Какой еще самолет? Следующий только на той неделе будет, а прошлый улетел три дня назад. Так что насчет денег? Давай уже решим, а то спать охота.
- Оставь себе, - пробормотал Имс. – Мне надо сваливать.
Имс так и не расслышал, что кричал ему вслед Марк, когда он уходил с площади.
Больше они ни разу не увиделись.

***
Из Янгона Имс выбрался на рассвете, когда медовое солнце уже тронуло сухую землю. В пригороде он сел на поезд, идущий в Бангкок.
Поезд был старый, дребезжащий, отовсюду надрывались веселыми птичьими криками бирманские дети, Имс прикрыл глаза и сунул руки в карманы.
В кармане лежала какая-то штука, и он сразу вспомнил, что это.

Не доставая её из кармана, он кончиками пальцев дотронулся до покерной фишки - она уютно вжималась в ногу, вытертая и теплая.
- До встречи во сне, - пробормотал Имс и улыбнулся. Ему хотелось спать, поезд раскатисто, дробно стучал по рельсам, и под этот стук сон его был спокойным и совершенно пустым.

Они встретились всего через месяц – в реальности, а потом сразу во сне, и снова в реальности, а потом еще во многих снах.

Но это уже совсем другая история.

@темы: День 20

Комментарии
2010-08-27 в 18:10 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Спасибо огромное!!!
Это прекрасно.

2010-08-27 в 18:11 

I'm still standing (c)
2010-08-27 в 18:44 

саныч сосаныч
Liv Niggle , это, определенно, самое лучшее, что было и есть по этому фильму. восхитительно.

2010-08-27 в 18:48 

I'm still standing (c)
Имс Огромное Вам спасибо! :friend:

2010-08-27 в 19:12 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Имхо, начало нудновато и слегка затянуто, но последняя треть... реабилитировала весь фанфик настолько, что я до сих пор пребываю в неподдельном восторге.)

2010-08-27 в 19:46 

current obsession
Помни вкус своей крови
Какой замечательный фик, большое за него спасибо!!
Очень красивые, яркие, интересные пространства снов! Замечательный Имс, совершенно очаровательный Артур, и восхитительный, абсолютно восхитительный Иравади!!!
Будда велит способствовать благоукрашению мира. Мне просто было интересно, можно ли благоукрасить тебя.
Это чудесная фраза!!! )))

2010-08-28 в 00:49 

Мэм знает толк в извращениях
Ну просто Офигительно хорошо :vo: Законченный удачный приквел получился :D POV Имса совершенно уморительная и в то же время местами такая, что мурашки по коже :inlove:

2010-08-29 в 11:22 

Talie
Хорошие люди и хорошие книги всегда приходят вовремя
Liv Niggle
Лучше поздно прочитать такое, чем никогда. Ты волшебница, Лив.:hlop::vo: Я словно заново оказалась на кресле кинотеатра и окунулась в магию Нолана. Огромное спасибо. Этот фанфик и эти персонажи - оттуда. Ыыыыыыыыы! Мням. Бурные аплодисменты автору. Стоя.:white::red::heart::heart::heart::heart::heart:

2010-08-30 в 12:52 

I'm still standing (c)
Murgatrojd current obsession assanna Talie :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart: :heart:
Чуваки, огромное спасибо!!!!! :heart:

2010-08-30 в 22:14 

разум выкидывает факты, берет кусочки из жизни и превращает их в фантазии
понравилось .)
очень здорово вышло от начала и до последней строчки .)
действительно в духе фильма, погружает насовсем, что вот прямо верится.. а потом выныриваешь в реальности .) здорово!
- До свидания, мистер Имс, - сказал Артур и вдруг свободной рукой легко ударил Имса в плечо. – До встречи во сне. - ключевой момент :heart: %)))
Liv Niggle спасибо за такую историю .)

2011-04-01 в 01:46 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
как здорово.
очень уютный сон. все герои юные и славные, не загрубевшие еще.
спаисбо

     

Diary Inception

главная