Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:23 

День двадцатый: марафон продолжается.)

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Название: Мне снилось
Автор: Murgatrojd
Пейринг: Эймс/Фишер
Рейтинг:
Предупреждение: совершенно вырванный
из контекста кусок событий. Много секса,
много Фишера. Как Роберт попал в гущу
событий - автор не знает и знать не желает.)


* * *

Если вы до сих пор считаете, что в глобальном потеплении стоит винить озоновые дыры – то вы, по мнению Эймса, жестоко ошибаетесь.
В глобальном потеплении виноват Артур. И в мировом экономическом кризисе. И в инфляции цен на бензин. И в плохом ресторанном обслуживании, и даже в подгоревших (а если честно – попросту пережаренных Эймсом) гренках.
Почти сорвалась операция? Артур виноват – и плевать, что только из-за Артура они эту операцию хоть как-то завершили. Заказчик дал меньшую цену, чем ожидалось? Артур виноват, и неважно, что переговоры вел Кобб. Ариадну по пути к метро облаяла собака? Да, и здесь Артур подсуетился. Как он мог - не провел, не предложил ее подвезти!.. И кстати, о «подвезти» - у Эймса тачка поцарапана? КОНЕЧНО же, виноват Артур; он не вовремя позвонил, и Эймс припарковался в бампер соседней машины.
Во всех своих бедах Имитатор винил Артура и только Артура. Педантичный и вышколенный Проводник, который знал все и обо всех, мешал Эймсу жить. Очень сильно.
- … Двигайся, - у Фишера такой шепот, что все внутри застывает, а после - стягивается в клубок от невыносимого желания. – Двигайся, я так больше не могу.
Так вот, шепот у Фишера – умопомрачительный. И шепчет он так, что хочется не ждать, не растягивать его потихоньку, а сразу вбиться в гибкое тело - без промедления и без подготовки; он прикасается губами к уху Эймса, легко-легко прикусывает мочку, и с придыханием, с дрожью в голосе повторяет:
- Двигайся. Мне не больно.
Он врет каждый раз, когда они занимаются сексом.
Проникновение мучительно, и когда Эймс входит на полную длину, когда рычит и хрипло стонет от удовольствия – зубы на мочке его уха сжимаются сильнее, а Роберт закрывает глаза и остается наедине с мучительной, раздирающей его изнутри болью. Она длится недолго – Фишер быстро ловит ритм, улыбается отрешенно, и кусает Эймса в полуоткрытые губы.
- Сильнее.
Уговаривать не приходится – Эймс гладит пальцами изгиб его поясницы, придерживает колени, и со всей силы вбивается в чужое тело. Фишер охотно ему отдается, жарко целуется, и пахнет так, что с ума сойти можно - чем-то пряным, и немножко, на грани восприятия, цитрусово-сладким.
- Хорошо, - Эймс тяжело дышит, собирает в ладонь чужие волосы и тянет за них, принуждая откинуть голову. Целует в беззащитное горло, мурлычет скабрезно.
Из одежды на Роберте – только рубашка и полуразвязаный галстук; пиджак и брюки - на спинке ближайшего стула (когда он их сложить успел?), рядом валяется скомканная, принадлежащая Эймсу рубашка. Окна зашторены, штабквартира пуста – да и потом, эта комната все равно не используется для работы.
Но закон подлости есть закон подлости, а Артур – это все-таки Артур.
- Э-эймс, я вернулся. Так заработался, что забыл свой бумажник.
Дверь была не закрыта, звукоизоляция в штабквартире оказалось на редкость поганой, и Артур решил заглянуть на шумок:
- Эймс, что ты тут… О-о-ох, ребята!
Фишер замер, прикусив воротник собственной рубашки. В его полупрозрачных глазах читалось… не смущение, нет. Скорей - удивление и недовольство тем, что их занятие так неожиданно прервали.
- Я ненавижу тебя, - сообщил Эймс, не глядя в сторону двери. Покрепче сжал пальцами чужие бедра - и с силой подался вперед, восстанавливая ритм.
Артур уже исчез за дверью, но его голос – с нотками вуайеристского удовлетворения и с неприкрытой издевкой - трудно было не расслышать:
- Это взаимно!

* * *

Фишер удалился первым – идеально прилизанный, с завязанным галстуком и аккуратно зачесанными волосами. Бегло, чуть растерянно улыбнулся Артуру – и махнул на прощание рукой. Воротник его рубашки был помят. Никаких признаков смущения он по-прежнему не выказывал.
- Такое ощущение, что я вас за чаепитием застал, - хмыкнул Артур, стоило Эймсу выбраться из комнаты. – И часто вы трахаетесь в полевых условиях?
- Не завидуй.
- Уже умер от зависти.
- Точно не от любопытства? – заинтересовался Эймс.
- Нет, - вздохнул Артур. – Сдохнуть от любопытства для меня было бы слишком просто.
Эймс одет только в джинсы, его кожа лоснится испариной, а виски повлажнели от пота. Татуировки блестят, и кажется, что они не краской, а маслом нарисованы.
Эймс полон адреналина; ему мало торопливого секса на столе, в заваленной старыми макетами подсобке. Ма-ло.
Вот только в Лос-Анжелесе предостаточно шлюх, и еще больше - женщин, которые пойдут за Эймсом хоть на край света; они ведутся на его жизнерадостный взгляд, на расползающиеся по бицепсам татуировки и на сильное, прокачанное тело. На то, как он трет нижнюю губу в притворной задумчивости. На то, как умело и властно целуется.
Но женщины Эймсу сейчас не нужны. Сейчас ему интересен только Фишер.
- Зачем это все? – спрашивает Артур, отправляя бумажник к себе в дипломат.
- А тебе не похрен, кого я тащу к себе в постель?
- Тебе что-то нужно от Фишера? Деньги?
Эймс оскорбился:
- Нет, конечно!
- Тогда это ему от тебя что-то нужно, - заключил Артур. – Прости, Эймс, но я не верю, что мальчишка ложится под тебя от большой и светлой любви.
- Он тоже хочет просто секса.
- Для «просто секса» ему бы наверняка подобрали пару из высшего общества.
- А если парень заголубел?
- А если парень нуждается в услугах профессионального сноходца?
- У него хватило бы денег, чтобы оформить контракт, - усомнился Эймс.
- Неисповедимы пути Господни. Иногда заказчики боятся официоза, потому что считают, что у них «слишком деликатная проблема».
Еще секунда тишины. Эймс натянул на плечи мятую бордовую рубашку и потуже зашнуровал кеды.
- Он упоминал когда-нибудь о своих чувствах? – развивал тему Артур. – Он говорил, что ему с тобой хорошо? Если в отношениях нет хотя бы капли тепла и уюта – то отношения эти длятся не потому, что «нравится», а потому, что «нужно».

* * *

Роберт никогда не приглашал Эймса к себе. Никогда не звонил первым со словами: «приходи, мне же скучно».
Каждый раз он просто выслушивал его бодрое «Я заеду», и не сопротивлялся. Теперь Эймс даже звонить ему не стал – на душе было слишком уж муторно.
Клик-клац – это часы. Клик-клац - прошли ровно сутки с момента их встречи и разговора с Артуром.
Охранник проводил Эймса внимательным взглядом, а Фишер встретил в дверях – по-домашнему теплый, неожиданно сонный и совсем уютный.
- Чай, кофе, меня? – улыбнулся так, что у Эймса кровь ударила не в голову, а в пах.
Хоть и фраза затасканная, хоть и ухмылка, как у Моны Лизы – едва заметная, загадочная, - но сероглазого подонка хотелось прямо здесь и сейчас, до судороги в теле. Что там Артур говорил? Про эксплуатацию? Так вот сейчас Эймсу было откровенно плевать, почему Роберт трахается с ним на самом деле.
Он стягивал с Фишера домашние брюки, целовал – и проникал в его рот языком, обжигаясь о гладкое нёбо, ощущая, насколько податливы его губы.
- Хочу тебя.
Фишер не возражал. Его свитер – светло-серый, вязаный – обхватывал тело широкими складками, скрадывал изящные линии мышц; его ладони утопали в рукавах, и это было… красиво.
Он смеялся, брошенный животом на диван; неторопливо потягивался – будто мартовская кошка, ждущая случки. Кусал себя за необъятный рукав, когда Эймс растягивал его пальцами, гладил изнутри, касаясь бугорка простаты. Грациозный. Растрепанный. Невыносимо-вальяжный.
- Почему ты со мной спишь? – спросил Эймс, и даже для него этот вопрос стал неожиданностью.
Фишеру было не до того - он хрипло дышал и прогибался в пояснице, позволяя чужим пальцам проникнуть глубже, еще глубже… Но спустя секунду - приоткрыл глаза и расцепил зубы:
- Потому что я хочу секса.
- Именно со мной? Почему?
В теле все горит – так, что даже думать о чем-то постороннем невыносимо. Но вот какая незадача – сейчас Эймс только думать и мог. О первопричинах.
- Разве это важно? – Фишер вновь закусил рукав, ощущая, как под свитер к нему скользнула ладонь Эймса. Пальцы задели сосок, легонько его сжали, погладили впалый живот. Эймс глухо заурчал.
- Важно, конечно.
Мысли туманились, но вместе с вожделением в мозгу стучало равномерное: «Зачем, зачем?»
«Почему со мной?»
«Какого хрена тебе, Роберт, от меня нужно?»
- Ты меня трахнешь или нет? – полупрозрачные глаза болезненно сверкнули, и Эймс зубами сорвал упаковку с презерватива.
Развернуть Роберта лицом к себе – проще простого. Вдавить лопатками в спинку дивана, усадить к себе на колени, и содрать с него наконец этот чертов свитер…
- А ты не спеши, - губами - по шее, по бьющейся отчаянно жилке.
Мгновение – и он толчком вошел в тело Фишера, задыхаясь от сумасшедшей его тесноты и сухого жара поцелуев. Вогнался до основания, тяжело задышал – и сжал плечи Роберта ладонями:
- А теперь не двигайся.
Фишер замер. Болезненное чувство наполненности, тяжелое, мучительное и невыносимо-сладостное, царапало изнутри, обжигало внутренности. Роберт закусил губу - ему хотелось двигаться, хотелось… шептать Эймсу на ухо что-нибудь бестолково-абсурдное, но ладонь с его плеча исчезать не желала.
- Почему именно я?
Голос у Эймса дрожал, сдерживаться было трудно.
- Слышишь? Почему именно я?
… Внутри было сладко, очень больно и слишком жарко; Фишер мучительно выгнулся и застонал:
- Я конча-аю…
Выплеснулся – полупрозрачными потеками на собственный живот; но горячая, распирающая изнутри тяжесть, растягивающая до предела мышцы, причиняющая боль – никуда не пропала.
- Поче… му? Почему именно… я? – Эймсу было сложно, Эймсу было жарко, но он справлялся.
- Какая разница? – Фишер дернулся в его руках. Попытался оттолкнуть Эймса, но ладони без толку скользнули по широкой татуированной груди. Черные линии блестели, будто атласные; злобно ухмылялись демоны-маски.
- Отпусти меня.
И еще раз, чуть громче:
- Мне больно, отпусти.
Терпеть было невероятно сложно, боль прорывалась к позвоночнику, пожирала изнутри.
- Значит, тебе безразлично, с кем трахаться? - Эймс хрипло засмеялся, перехватил ладонями чужие бедра и двинулся одним сильным рывком. Темп получился нетерпеливо-жадным и скомканным.
Фишер мстительно прошелся ногтями по спине Эймса, полосуя гладкие, одеревеневшие мышцы, но больше не произнес ни слова.

* * *

- … Мне снилось, что до моря – рукой подать. Пробежаться по улице, перейти дорогу… и в поле зрения раскинется пляж. Серовато-блеклый. Холодный.
Двойник слушал, заложив руки за спину и щуря светлые, полупрозрачные глаза. У двойника были острые скулы, легко воспаляющаяся от прикосновений кожа и мягкие темные волосы.
- Камни в воде. Камни над водой. Камни под ногами. Их было много.
Тишина. Тучи постепенно сгущались.
- Черт подери, их было так много…
В комнате царил полумрак; здесь был зеркальный потолок и просторные, распахнутые настежь окна. Мир ждал дождя. Мир жаждал влаги. И тучи – тяжелые, полупрозрачно-серые, будто размытые влагой кляксы, - наконец-то расплескались.
- Тебе снился Эймс, - подсказал двойник, перекрикивая ливень.
Но Фишер и не думал возражать:
- Да, мне снился Эймс.
- Он нужен нам?
- Даже более, чем мы себе представляем.
- Он важен для нас?
- Мы его любим, наверное, - в глазах у Фишера царит серебристое дождливое небо. – Только он, дурак, все равно этого не понимает.
- Мы не говорим ему об этом…
- … потому что мы даже себе боимся в этом признаться.
- Он обижен на нас…
- … потому что подозревает в неискренности.
- Но мы по-прежнему молчим.
Фишер закусил губу. Подставил ладони отвесным струям дождя, и закончил:
- Потому что Эймс все равно не поверит словам. А я не хочу выворачивать душу перед кем-то.
У его двойника теплые и очень нежные пальцы; он притягивает Фишера к себе, целует-кусает.
- Нам не нужен никто другой, кроме нас самих.
… Но Фишер в этом не убежден. Ему хочется чувствовать силу - тяжелое дыхание на собственной шее, тяжелые касания и даже пульсирующую тяжесть внутри.
Ему не нравятся татуировки Эймса, особенно - отвратительные маски у него на груди, но без них было бы скучно.
Двойник раздевает Фишера – стягивает с него темную дермантиновую куртку, дешевую, с разодранным воротником; в реальной жизни Роберт ею наверняка бы побрезговал. Снимает серую водолазку. Гладит ключицы, трет соски – и они быстро затвердевают от холода и возбуждения.
- Ты очень красивый, - говорит двойник, и неожиданно властно, жестко целует Фишера.
В этот раз они не трахаются – они занимаются любовью.
Дождь хлещет в открытые окна, и татуировки Эймса отражаются в зеркальном потолке.
В этот раз Роберт почти не чувствовал боли.

* * *

… Он проснулся рывком. Включился в реальный мир, как штепсель в розетку. Оторвал голову от папки с документами и понял – нельзя брать столько работы на дом, иначе стол превратится в постоянное место для сна, а бумага заменит подушку.
Первая мысль была о том, что сегодня Эймс ему, вроде бы, не снился. Вторая – что Эймсу нужно позвонить, и чем быстрее, тем лучше.
- Алло?
- Алло, - согласился голос на другом конце провода. – Я вас слушаю.
- Артур, Эймс поблизости?
- У нас с Ариадной ужасная запарка, и Эймс, как самый главный бездельник, был выпихнут из штабквартиры.
- Я… - Фишер задумался на мгновение. Постучал пальцем по уголку стола. – Когда он вернется, можешь ему кое-что передать?
За окном начался дождь. Проливной, совсем как во сне.
- Н-ну, что передать-то? И почему нельзя позвонить ему на мобильник?
- Мне кажется, он меня просто пошлет. Передай, что за двое суток бойкота я по нему очень, ОЧЕНЬ соскучился.
А стекла вылизывал радостный, до одурения холодный, хлесткий ливень.

@темы: День 20

Комментарии
2010-08-23 в 16:40 

"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
автор - вы профессионально отмазались от объяснений насчет Фишера - это пять!!! :evil:
По сабжу - фик просто охрененный! Цепляет на уровне инстинктов, после него безумно хочется то ли бежать под холодный душ, то ли схватить кого-то и изнасиловать. :lol: :lol: :lol: Реалистичные порно-сцены, стиль описания выше всяких похвал, персонажи - их буквально чувствуешь всей кожей... :crazy:
Это поистине верх сублимации как искусства! :crzgirls: Браво! :buddy: Автор, я вас люблю! :heart: :kiss:

2010-08-23 в 19:38 

Made in USSR ☭
Просто потрясно :crazylove:
Автор, спасибо Вам ог-ром-но-е, я в неописуемом восторге от прочитанного :woopie: :inlove:

2010-08-23 в 20:48 

SNAFU - Situation Normal, All Fucked Up| Да кто ты будешь без своих Lucky strike?
Сразу после прочтения просто не смогла найти слов для отзыва. В принципе сейчас их тоже нет, только крейзи влюбленность в вас Автор и в Ваше произведение! :heart:

2010-08-23 в 22:13 

Nastя_especially
Этот фик сделал меня счастливой ~___~

2010-08-24 в 04:32 

Sandra-hunta
Murgatrojd
И фанфик приятный, и рейтинг сладкий - спасибо. Только за что ж он Эймс-то?

2010-08-24 в 09:16 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Таис Афинская
автор - вы профессионально отмазались от объяснений насчет Фишера - это пять!!!
.. три полных курса на специальности, которую ненавидишь, зато с претензией на максимум пятерок - еще и не таким отмазам научат.)))
после него безумно хочется то ли бежать под холодный душ, то ли схватить кого-то и изнасиловать.
Вопщем я буду виноват, если кого-то изнасилуют? ^__________^
Это поистине верх сублимации как искусства! :crzgirls: Браво!
Не перехвалите.) Спасибо большое за отзыв.)

Bulletproof Cupid
Пожа-алуйста. ^___^ Зато теперь автор не знает, что писать. х))

Тинталлэ
Приятно, что писанина получилась настолько.. удачной.))

принцесса_в_изгнании
Фишер, при должной эксплуатации его образа, кого угодно может зацепить. ^___^ Он даже сам по себе - очарователен.

Sandra-hunta
Эймс - привычка. Я где-то подцепил такое произношение, и теперь - все никак не могу привыкнуть к Имсу.)) Более того - "Имсом" гораздо сложнее манипулировать в тексте.

2010-08-24 в 09:21 

Made in USSR ☭
Зато теперь автор не знает, что писать. х))
бгг :lol: ну может еще придет что-нибудь, надо переждать ))

2010-08-24 в 09:28 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Bulletproof Cupid
Вообще есть у меня идея - набраться смелости и вывесить пост-объявление. Мол, фанфики на заказ - любые пейринги, любые рейтинги, любые кинки - все принимается к рассмотрению. х)))

2010-08-24 в 10:02 

"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
Murgatrojd Эймс - привычка. Я

кстати да - царапает восприятие.... :shy: Уж лучше Имс.

2010-08-24 в 10:17 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Таис Афинская
На запрос "Эймс, Артур, Кобб" гугл выдает сотни ссылок.) "Эймс" имеет все права на существование, просто на сообществе прижилось именно "Имс". Уж так получилось. х)

2010-08-24 в 10:26 

"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
Murgatrojd а как звучит фамилия на англ.? :evil:

2010-08-24 в 10:32 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Таис Афинская
Не помню.) Но мне нравится Эймс, и ниипет. ^___^

2010-08-24 в 11:23 

Made in USSR ☭
Вообще есть у меня идея - набраться смелости и вывесить пост-объявление. Мол, фанфики на заказ - любые пейринги, любые рейтинги, любые кинки - все принимается к рассмотрению. х)))
по моему, эта идея будет пользоваться грандиозным спросом ))))

2010-08-24 в 11:28 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Bulletproof Cupid
Надеюсь, что будет. Ибо жажду творить, а вытворять нечего.))
*Взгляд на аватар* И вообще, чую фаната супернатуралов.. правильно чую? х))))

2010-08-24 в 11:44 

Made in USSR ☭
правильно чую? х))))
доо, нюх не подвел :lol:

2010-08-24 в 16:20 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Bulletproof Cupid
Тогда - свой человек.))) *Пожал руку*
Я не так давно весь дневник себе зафлудил клипами да фотографиями по супернатуралам. Щас, правда, чуток попустило.)

   

Diary Inception

главная