00:53 

День 20.

По Московском времени опаздываю почти на час, но по Калининградскому я еще укладываюсь))

Название: Вечность
Автор: JudeJude
Пейринг: Артур/Имс, упоминание Артур/Ариадна
Рейтинг: G
Дисклеймер: Ничего своего.

Артур десятки раз умирал во сне. От пули, от ножа, под колесами грузовика, с проломленным черепом, с вывернутыми кишками. И каждый раз за долю секунды до смерти проносилась страшная мысль - а вдруг не сон? Потом он открывал глаза в реальном мире.
Кровь, казалось, была повсюду - густая и темная. Артур с каким-то отстраненным удивлением наблюдал, как на асфальте под ним расползается красное пятно. "Неужели все? Вот так просто?" - мутная, неподдающаяся осознанию мысль, что на этот раз второго шанса не будет.

Артур проснулся резко, будто его включили. Он не сразу понял, где находится. Комната была чужой, хотя и смутно знакомой, словно он уже бывал здесь раньше. Обстановка была небогатой и довольно неряшливой, словно вещи и мебель приобретались впопыхах. Сквозь неплотно задернутые шторы пробивался желтый луч солнца, в котором тихо и уютно танцевали пылинки. Артур поднялся с кровати, на которой лежал, прошелся по комнате, заглянул в ванную, потом вышел в коридор. Помимо двери в комнату, из которой он вышел, в полутемном и почти пустом коридоре была еще всего одна дверь, из нее на пол и стену напротив падал белесый прямоугольник света, и слышался тихий-тихий звон, как если бы кто-то размешивал сахар в чашке. Артур сделал несколько шагов - ему показалось, гораздо больше, чем должно было потребоваться - и заглянул в маленькую светлую кухню.
Чуть отодвинув рукой занавеску, Имс глядел в окно, в руке у него была маленькая белая чашка, от которой поднимался еле заметный дымок. Он обернулся к Артуру.
- Я думал, ты никогда не проснешься, - Имс задернул занавеску и присел на край обеденного стола. - Кофе?
- Ты отвратительно готовишь кофе, - огрызнулся Артур, садясь за стол.
Имс невесело усмехнулся и отпил из своей чашки.
- Много ты понимаешь в настоящем кофе.
Они сидели, не глядя друг на друга, и молчали. Казалось, мимо них проходила вечность.

- Я строю на своем участке отель. Твой ход, Имс.
Имс кинул кубики.
- Один, два, три... Ах, черт!
- Ты должен мне 50 баксов, неудачник, - Артур довольно ухмыльнулся, - Ты ужасно играешь, мне скучно с тобой.
- Как хочешь. Можем заняться чем-нибудь другим, - на лице Имса вдруг появилось выражение растерянности и беспокойства - уже не в первый раз. Артур попытался поймать его взгляд, но тот упорно прятал глаза.
- Ты наверняка голоден, я приготовлю ужин, - он будто нервничал.
- Ужин? Я думал сейчас утро…
- Не важно. Чего изволите? Мясо? Птица? - Имс быстро встал и начал сгребать в коробку фишки и карточки со стола.
- Мне все равно. Я не голоден, но если ты настаиваешь, я бы предпочел рыбу.
Имс открыл холодильник и достал оттуда завернутые в бумагу, пахнущие солью рыбные медальоны.

Масло шкворчало и постреливало на сковородке. "Мокрая" - отстраненно подумал Артур, глядя в спину Имса, мусолившего куски рыбы в тарелке с мукой. Беспокойство слегка покалывало изнутри, но пока не мучило. Ощущение, будто он должен был что-то сделать или о чем-то спросить, но забыл. Холодный утренний свет как туман окутывал кухню, хотя занавески были плотно задернуты. Имс молчал, и была в этом молчании не тишина, а нежелание говорить. Или желание умолчать.
Артур подошел к окну и тронул рукой занавеску. В один скачок оказавшись рядом, Имс грубо оттолкнул его в сторону, загораживая собой окно. Артур не упал только потому, что кухня была слишком маленькой, он налетел спиной на холодильник и в недоумении уставился на Имса, их взгляды впервые встретились.
- Ты с ума сошел? Псих!
- Они не должны тебя увидеть, - в глазах Имса было столько страха, почти ужаса, будто Артур только что пытался убить его.
- Кто - они?
- Не важно, - он снова отвел взгляд.
- Какого черта происходит?
- Ничего, просто никогда не подходи к окнам. Прошу тебя, Артур.
- Имс, объясни мне!
- Да нечего объяснять! Господи, - Имс в отчаянии схватился за голову, - ты хоть раз можешь просто сделать то, о чем я тебя прошу? Какого черта ты всегда пытаешься все препарировать, почему не можешь просто послушать меня?
Артур медленно осел на пол. Все вдруг стало ясно. Предельно ясно. Воспоминания хлынули, будто прорвав плотину. Он чувствовал себя обманутым, разбитым, разочарованным.
- Мы во сне, верно?
Имс обреченно вздохнул и опустил голову.
- Глупо было надеяться, что ты не догадаешься, - его голос потускнел. Он весь будто уменьшился, съежившись у оконного проема.
- Хреновый из тебя архитектор. На кухне всегда утро, в спальне всегда вечер, - Артур вдруг почувствовал себя очень старым. Или даже мертвым.
- Я делал все впопыхах, ты уж прости.
- Где мы?
- В моей квартире.
- Нет, где мы на самом деле.
Имс молчал, будто хотел еще хоть на минуту утаить страшное. Наконец он заговорил, глухо и без эмоций.
- Корпорация. Они нашли тебя. Две пули в грудь, одна в живот, внутренние органы разнесло к чертовой матери.
Артур закрыл лицо руками, но от реальности было не спрятаться. Даже во сне.
- Врачи сказали, что откачать тебя невозможно. Ты в коме. Уже два месяца. И шансов нет. Ты никогда не проснешься.
- И ты решил разделить со мной мой сон? Длиною в вечность. Откуда столько благородства?
- Дело не в благородстве, - пожал плечами Имс, - Просто я эгоист, ты сам мне это вечно говорил.
- Не поздно ли спохватился? - ком встал в горле у Артура. Подсознание билось в истерике: "Этого не может быть! Как я мог так облажаться? Не хочу! Не хочу, не хочу умирать!" Но колотиться было бессмысленно, рациональный Артур понимал это.

Имс стоял у окна, из-за шторы осторожно выглядывая на улицу. Артур заглянул ему через плечо. Ничем не примечательный городской пейзаж: серые стены домов, узкие улицы, грязные автомобили и угрюмые прохожие. Все как и два года назад, когда он последний раз смотрел в окно нью-йоркской квартиры Имса. Только тогда все было реальностью. Кажется, с тех пор минула вечность.
- Как думаешь, что они сделают, если увидят нас? – спросил Имс.
- Ворвутся в квартиру и разорвут на части?
- Это вряд ли, – хмыкнул он, - У нас ведь нет входной двери.
- Умно. Войти невозможно. Выйти тоже. Ты запер меня в моем же подсознании, кто бы мог подумать.
- Ты знаешь, - Имс вдруг резко обернулся к Артуру, - я все не решался заговорить с тобой об этом…
- Пока я был жив?
- Заткнись, - он замялся, - Ты, короче, прости меня… что так все вышло тогда.
- О как! – воскликнул Артур в притворном удивлении, - ты два года ждал, пока я сдохну, чтобы попросить прощения?
- Боже, Артур, обязательно всегда быть такой сукой? – Имс толкнул его плечом и отошел от окна. Проходящий по улице мужчина обернулся на них.
- А ты думал, я брошусь к тебе в объятья? Да ты мне всю жизнь испортил! Ворвался, перевернул все вверх дном, влюбил в себя и бросил, а теперь не даешь умереть и крадешь мой сон, чтобы принести запоздалые извинения. Очаровательно!
Лицо Артура покраснело, руки тряслись. Всегда такой невозмутимый и рассудительный, даже факт собственной смерти принявший с холодным спокойствием, он наконец сорвался. Хотелось кричать, плакать, ломать стены, потому что невозможно столько лет все держать в себе – боль, обиду, разочарование, страх и самый главный вопрос, который так и не был задан при жизни: «За что ты со мной так?»
- Ну прости меня! – закричал Имс, - Что я еще могу сказать?
- Какого черта ты раньше молчал? Какая теперь разница? Для меня все кончено, - голос Артура надломился, дыхание перехватило. Он стоял посреди комнаты, мучительно беспомощный, и еще не понимал, что плачет. Впервые за многие годы - плачет. От страха, от беспомощности, оттого, что понимал – все кончено, он никогда не проснется. Здесь, в этом сне, все такое ненастоящее, а настоящего у него уже не будет. Стоило умереть, чтобы наконец позволить себе проявить чувства.

Трое невзрачных людей насторожено вглядывались в зашторенное окно с улицы. Артур боялся думать, что сделает его подсознание с Имсом, если ворвется в квартиру, поэтому пытаться даже незначительно изменить архитектуру сна было опасно.
По ту сторону его закрытых век шла настоящая жизнь. Он не знал, сколько прошло времени. И не знал, сколько времени еще осталось. Возможно, они успеют прожить целую жизнь, прежде чем сердце Артура остановится. Что тогда будет с Имсом? Он не знал, то случается с теми, кто остается во сне человека после его смерти.
Имс отхлебнул из своей белой чашки. Сколько бы он ни пил, чашка всегда оставалась полной, а кофе горячим. Он был единственным настоящим в этом зацикленном, плохо спроектированном сне. Он был таким же, каким Артур помнил его, таким же, каким он был два года назад, когда ушел, оставив Артуру разорванное в клочья мировоззрение и осколки моральных принципов. Хотелось бы думать, что он струсил, но Артур знал, что на самом деле ему стало скучно.
- Как тебе удалось подключить нас?
- Кобб помог.
- Я думал, он больше не работает.
- Не каждый день его лучший друг умирает. Он пошел на большой риск ради... нас. Филиппа в будущем году пойдет в школу.
Они помолчали. Вопрос крутился на языке Артура, но задать его и услышать ответ было бы невероятно больно. Но он все же решился.
- А как Ариадна?
Имс ответил не сразу.
- За два месяца не было и дня, чтобы она не плакала. Ариадна до последнего ждала, что ты очнешься вопреки всему. Но она не придет сюда. Для вас обоих будет лучше, если она останется по ту сторону.
Артур сильно, до цветных кругов перед глазами, надавил на виски. Думать об Ариадне было невыносимо. Даже тень мысли о том, что могло бы быть, но никогда уже не будет, разрывала сердце. Ей останется только молчаливая проекция, которая никогда не скажет, как сильно он ее любил.
- Тебе тоже луше уйти. Что будет с тобой после вечности в моем сне?
Имс только покачал головой.
- Считай, что это твой последний подарок мне.

Артур мечтал, чтобы в этом белесом сне наступила ночь. Но проходила вечность, а за окном ничего не менялось, только людей, безмолвно стоящих под их окном, стало больше. Пока они только смотрели.
- Имс?
- Ммм...
- Я любил тебя... тогда.
Каким несчастным Имс делал Артура тогда, два года назад. Как тяжело давалась любая близость. Даже сейчас, когда терять было нечего, когда бояться было некого, Артур хотел и не мог подойти к нему. Хотел и не мог прижаться щекой к плечу, сжать его мозолистую ладонь в своей. Между ними все еще высилась стена из обиды и чувства вины.
- Я знаю. Я тоже любил тебя.
Первая трещина пересекла невидимую поверхность.
- И я все эти два с лишним года мучился тем, что сделал с тобой. В моем возрасте глупо мечтать о втором шансе, но если бы я мог, я бы отдал что угодно, чтобы все сложилось иначе.
- На самом деле ты хороший человек, Имс, - слова давались Артуру нелегко. Он вскрывал очень старую и очень глубокую рану, но это было необходимо. Пока есть время, нужно дать Имсу освободиться от его груза.
- Каждый день я жил с этим. Я ненавидел тебя таким, каким я тебя сделал, но еще больше я ненавидел себя таким, каким я становился рядом с тобой. И после того, как я ушел, ничего не изменилось, я все еще так же ненавидел нас обоих.
- Ты ни в чем не виноват. Просто мы мешали друг другу. Как бы сильно мы ни любили, мы не давали друг другу жить.
- Я любил тебя, Артур. Любил так, как никого в жизни. И я уничтожил тебя. Я надругался над тобой и бросил, когда больше не мог ничего от тебя получить.
Артур чувствовал, как Имс освобождается. И чем свободнее становился Имс, тем тяжелее было Артуру. Но он знал, что они оба здесь именно за этим, пусть Имс и боится это понимать.
- Не преувеличивай. Ты ничего мне не сделал, просто я был слишком молод, чтобы вовремя понять, к чему все идет.
Имс сидел, уронив голову в руки, и Артур почти физически чувствовал, как разлетается вдребезги стена между ними. Он снова мог прикоснуться к Имсу, и ощутить под пальцами его напряженную спину. Он мог гладить его по волосам. И смотреть в посветлевшие глаза. Он впервые целовал его так - потому что понимал, это в последний раз. По-настоящему.

Во сне невозможно уснуть самостоятельно, но Имс, похоже, спал. Тускло-желтый вечерний свет напирал снаружи на тяжелые шторы. Там, за окном, людей становилось все больше. Наверное, рано или поздно они найдут способ пробраться в квартиру, но скорее всего они будут вечно стоять там.
Артур не знал, где заканчивается вечность, и не знал, что ждет его после смерти. Но рано или поздно ему придется открыть последнюю дверь и оказаться один на один со своим подсознанием.
- Имс?
- Что?
- Прощай.
Имс сел на кровати, растрепанный и застигнутый врасплох.
- Какого черта? Что ты собираешься сделать?
- Тебе нужно возвращаться, пока не поздно. Ты уже получил все, что хотел.
- Все? Я хочу провести с тобой вечность!
- Все кончено. Неужели ты не понял? Я давным давно простил и отпустил тебя. Я пережил тебя. Теперь ты переживи меня. Я умер, Имс, и с этим ничего уже не поделаешь.
- Идиот! - закричал Имс.
Но пространство уже начало рушиться. Стены и потолок в квартире пошли трещинами, оконные стекла разлетелись с жалобным звоном. Острый осколок воткнулся Имсу в левый бок, хлынула кровь.
- Ты проснешься! - Артур перекрикивал треск и грохот, - Позаботься об Ариадне!
Целая стена рухнула, погребая под собой их обоих. В конце концов, у Артура был шанс, умерев во сне, все-таки проснуться в реальности...

@темы: День 20

Комментарии
2010-08-21 в 01:18 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
Бо-о-о-оже.) Понравилось. *___* Очень.

Всегда такой невозмутимый и рассудительный, даже факт собственной смерти принявшись с холодным спокойствием, он наконец сорвался.
Перечитать и выправить.)) И да, в самом конце - советую убрать троеточие. Оно портит.

В остальном же - изумительная зарисовка, мрачноватая ровно настолько, чтобы проникнуться этим настроением, хлебнуть чужого отчаяния и боли.
Хорошо читалось под "Time" из саундтреков к "Началу".

2010-08-21 в 01:25 

Murgatrojd а может, вы выправите?)) а то я что-то не могу.
рада, что понравилось, я этот фик так долго вынашивала.

2010-08-21 в 01:37 

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
JudeJude
Почему не можете? О_о Не можете запись редактировать? о__О
Выправить - только то конкретное предложение; вместо "принявшись" - "принявший". Мелочевка.)

2010-08-21 в 12:26 

Warlock_ [DELETED user]
красивая идея :)

2010-08-21 в 12:58 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
JudeJude, мне зарисовка очень понравилась. Настолько, что я даже не вчитывалась в слова. Просто взахлёб прочитала эту историю. Очень жаль, что она такая грустная вышла. Обожаю Имс/Артур. Спасибо вам за эту историю.

2010-08-21 в 16:02 

Murgatrojd а, ок, поняла)))
vera_est ну как сказать грустная... Все ведь встало на свои места)

2010-08-21 в 19:16 

vera_est
Мир - большая помойка, но иногда поподается что-то действительно стоящее!
JudeJude, я очень верю в счастливые концы. Хотя бы в фиках. Ведь в жизни и без них много грустных вещей :)

   

Diary Inception

главная